03:27 

/Арго/
квазар
Он давно пришел к убеждению, что ничто не занимает его так, как метафизика, но не был уверен в ее пользе для житейских дел. Скромная философская система, которую он выработал, размышляя в Блэкстебле, не очень-то помогла ему во время его увлечения Милдред. Он сомневался, что рассудок может быть хорошим пособником в жизни. Похоже было на то, что жизнь течет сама по себе. Он ясно помнил, как властно владело им чувство и как он был бессилен против него, словно привязан к земле канатом. В книгах можно было вычитать много мудрых мыслей, но судить он умел только по собственному опыту (и не знал, отличается ли он в этом отношении от других). Решаясь на какой-нибудь шаг, он не взвешивал «за» и «против», не подсчитывал будущей выгоды или убытка – его неудержимо влекло куда-то, и все. Он жил не отдельной частицей своего «я», а всем своим существом в целом. Сила, во власти которой он находился, не имела, казалось, ничего общего с рассудком; рассудок его только указывал ему способ добиться того, к чему стремилась его душа.

03:01 

/Арго/
квазар
– Я неудачник, – бормотал он, – и не гожусь для жестокой борьбы за существование. Все, что я могу сделать, – это отойти в сторону и предоставить грубой толпе топтать друг друга из-за благ мирских.
Он давал понять, что быть неудачником – куда более возвышенная и благородная позиция, чем преуспевать. Он намекал, что его отчужденность от жизни вызвана отвращением ко всему пошлому и низменному. Особенно красиво говорил он о Платоне.
– А я думал, что ты уже перерос увлечение Платоном, – нетерпеливо сказал ему как-то Филип.
– Почему? – спросил Хейуорд, подняв кверху брови.
Он не склонен был об этом рассуждать. Хейуорд обнаружил, что куда выгоднее порой гордо промолчать.
– Не вижу смысла в том, чтобы снова и снова перечитывать одно и то же, – говорил Филип. – Это только один из видов безделья, и притом утомительный.
– Неужели ты так убежден в своей гениальности, что при первом же чтении постигаешь глубочайшие мысли философа?
– А я и не желаю их постигать, я не критик. Я интересуюсь философом не ради него, а ради себя. – Зачем же ты тогда читаешь вообще?
– Отчасти для удовольствия – это вошло у меня в привычку, и мне так же не по себе, когда я ничего не читаю, как и когда я не курю, – отчасти же, чтобы лучше узнать самого себя. Когда я читаю книгу, я обычно всего лишь пробегаю ее глазами, но иногда мне попадается какое-нибудь место, может быть, одна только фраза, которая приобретает особый смысл для меня лично и становится словно частью меня самого; и вот я извлек из книги все, что мне было полезно, а ничего больше я не мог бы от нее получить, даже если перечел бы ее раз десять. Видишь ли, мне кажется, что каждый человек – точно нераскрывшийся бутон; то, что он читает или делает, по большей части не оказывает на него никакого воздействия; но кое-что приобретает для каждого из нас особое значение и словно развертывает в тебе лепесток; вот так один за другим раскрываются лепестки бутона и в конце концов расцветает цветок.

23:54 

/Арго/
квазар

— Ну хорошо. Вот окончательный аргумент, киса. Научный и современный. Я его раньше не приводил, потому что говорить после этого будет не о чем. Так называемый «герой» и «характер» — это на самом деле метки заблуждающегося разума, не видящего истинной природы нашего бытия. Такие галлюцинации возникают исключительно от непонимания зыбко-миражной природы человека — или, вернее, человеческого процесса, в котором абсолютно отсутствует постоянная основа, самость и стержень. Любое искусство, всерьез оперирующее подобными понятиями — это низкий и тупой лубок для черни. Базарная пьеса для торговцев арбузами. О чем, правда, не следует слишком громко говорить, ибо сразу выяснится, что к этому жанру относится большая часть канона, и вся сокровищница человеческой культуры есть просто склад заплесневевшего бреда… Язык, вылизывающий сам себя в пустоте, и больше ничего.

23:43 

/Арго/
квазар
Написанная фраза уводит мысль. Она уводит ее своими словами. На самом деле все не так: словами никто не думает, самое интересное это как раз то, о чем человек думает не словами. Ход мысли на бумаге это еще что-то третье. Ход мысли на бумаге слишком зависит от бумаги. Без бумаги мысль течет по другим законам. Но вот на бумаге появляется слово „мысль“, и ход мысли шарахается в сторону, как испуганная лошадь

И так всегда: мы говорим одно, а подразумеваем другое. Мы говорим другое, а подразумеваем ОДНО. Литературная компания, где богатству участников придавалось большое значение. Я имел в виду другое, но попались чужие слова, и я их высказал. В таком контексте твой поступок выглядит совсем нелепо. Впрочем, что ж, не так уж нелепо, если подумать. А если не подумать, то стыдно. Подземная река бурлит и воет. Подспудное течение нет нет да и прорывается. Независимо от знаков препинания. Смутные параллели рождаются и умирают, а мысль надо выразить точно. Вот что бывает, когда слова попадают не по адресу. Ты позволил им взобраться на плечи, а они не замечают, что сидят, а ты ждешь благодарности. И оного делать нельзя было. Но была мысль, что все это уже конец и поэтому пусть хоть это останется. Тогда конечно. А неожиданное высокомерие опять же из-за жуткой неуверенности в своих возможностях. Речь идет о силе. Я подожду, я подожду. Под этот постоянный припев шли-проходили годы. Мне стало грустно. Что-нибудь случилось? Почему у тебя такой вид?

Синоптики обещают гололед. Сегодня в Москве слабый гололед. Надо быть исключительно осторожным. Ты слышишь меня?

_______________
как интересно я завариваюсь и настаиваюсь..будто бы только сейчас и проявилось что-то. самой смешно. и чрезвычайно интересно. это ежедневная работа. как тут отвлекаться на "настоящую жизнь"?...
не загибайте страницы, рано.
поражают люди, годами говорящие одними и теми же словами-прибаутками. застывшая порода. как я им завидовала..
____________
«Ветер шумит листвой, а за бортом остаются чужие слова чужих языков из чужих книг и чужих литератур».

23:00 

Маменьке @moty

/Арго/
квазар
Я видел песок на морском берегу,
И я не хочу умирать.

Я слышал далёкую песню дельфинов,
И я не хочу умирать.
Я разгребал руками песок
И спал на морском берегу.

Я на ладони держал песок,
И ветер его уносил.

И время меня уносило, но я
Ничего об этом не знал.

Я спал среди скал и рядом со мной
Было море и был песок.

Я понимаю, о чём говорят
Волны в расщелинах скал.

Я понимаю, о чём поют
Дельфины...И я не хочу, не хочу,
Чтоб всему наступил конец.


*подмигиваю с того конца света

22:16 

/Арго/
квазар
Ты находишься в сложных взаимоотношениях с текстом: одновременно и субъект, и объект. Ты искренний и в то же время ломаешься, хочешь выглядеть лучше или хуже. Где здесь кончается личное, и начинается литература? Многие запирают свои архивы на 50 лет, когда не хотят чтобы тайны утекали из семьи. Но я за то, чтобы архивы были открыты. Если сейчас не посмеются, то потом — ты не остановишь человеческие глупости. Современники хоть тебя и загадят с ног до головы, но будут любить.

15:21 

lock Доступ к записи ограничен

Викки
А кошка отчасти идет по дороге, Отчасти по воздуху плавно летит (с)
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

03:05 

lock Доступ к записи ограничен

hebi
маразмейка
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

04:12 

/Арго/
квазар
Прекрасный Гильвик! Провела с ним вчерашний вечер (отключился интернет - наконец, добралась до автономно открытых вкладок..интернет - и лекарство и яд).

Как здорово, что можно выбирать себе компанию вне времени и расстояний.

___

Судорожные попытки Клаттона выразить нечто самому ему неясное, дремлющее в его сознании сделали художника угрюмым и раздражительным; Филипа занимала психологическая сторона вопроса. Он смутно чувствовал, что и сам находится в таком же положении, только ищет смысла не в искусстве, а в собственной жизни. Ему приходится выражать свое «я» поступками, образом действий, и он не знает, как ему быть.

Могло-быть-да-нету

главная